ППК:
В любой непонятной ситуации ставь «Воскрешение»

Начнём с начала
- Как давно появилась группа ППК?

Александр Поляков: Официально ведём отсчет с 7 января 1998 года.

- Почему именно с этой даты?

А.П.: Мы собрались вместе: я, Сергей Пименов и Рома Коржов и решили, что будем делать группу. Ну, знаете, как мальчики обычно собираются и что-то важное решают. Инициатором был именно Рома.

Сергей Пименов: До того, как объединиться в группу, мы все были знакомы. Мы все слушали электронную музыку, а в Ростове было мало мест, где могли тусоваться люди с нашими музыкальными вкусами, поэтому мы и так были вместе. К этому моменту Поляков уже сделал первый трек «Я и Ты».
Когда мы собрались и сделали группу, поставили себе задачу стать лучшими в мире. До этого у нас был разный опыт в создании музыкальных коллективов, и мы уже понимали, что если ты хочешь стать лучшим в городе, то станешь лучшим на Военведе. Если ты ставишь задачу стать лучшим в стране, то станешь лучшим максимум в своем городе. Поэтому мы замахнулись сразу на мировую известность.

- Как появилось название группы?

С.П.: Когда думали над названием, сразу не было каких-то внятных идей и мы решили назваться по первым буквам наших фамилий: Поляков, Пименов, Коржов. Интересно, что я тогда как раз прочел какую-то статью о том, что аббревиатура — это худший вариант названия для музыкантов, потому что такие коллективы реже попадают в хит-парады. Но, видите, это не помешало.

А.П.: Мы когда придумали название ППК, Рома сразу выбежал и всем рассказал, что теперь мы так называемся. После этого вариантов уже не было.

С.П.: Вообще, всё как-то удачно сложилось. Я тогда работал на первой ростовской радиостанции «Радио 103», Саша - в джазовой школе имени Кима Назаретова, у него был доступ к профессиональной студии. Тогда, в 1998 году было сильно сложнее этим заниматься, потому что нельзя было просто скачать программу на ноутбук и сделать что-то. Для электронной музыки нужно было железо, которое стоило дорого, а в студии было все необходимое.
О музыке
- Где вышел ваш первый трек?

А.П.: Играли в основном по клубам. Кроме того, было «Радио 103», там крутили наши композиции.

С.П.: В те годы «Радио 103» было практически единственным, но безусловным инструментом для продвижения в Ростове. Можно было поставить какой-то трек и весь город начинал его слушать.

- Первые треки были ваши собственные или обработки?

А.П.: Первая композиция «Я и Ты» была ремиксом, но основная масса у нас собственных вещей. У нас вообще всего 4 переработки: кроме первой песни это «Воскрешение», «Перезагрузка» и «Любовь без границ».

- Действительно ли в электронной музыке известность чаще получают переделки, а не авторские вещи?

С.П.: Слушателям интересны переделки. Сейчас вообще много переделок всего, потому что есть база понятных хитов. Ты понимаешь, что какая-то известная песня уже сто раз золотая и проще написать ее ремикс, чем такую же по уровню свою. Кроме того, сейчас не проблема купить права на переработку.
Кроме того, переделав какую-то песню ты можешь дать ей вторую жизнь. Сейчас мало кто помнит песни 20-летней давности. Ты слышишь какую-то композицию, думаешь, что она новая, а она может быть была написана много лет назад. Это нормальная история.
- Как вы выбирали песни для обработки?

А.П.: В случае с «Воскрешением» мне с детства нравилась эта мелодия. Я купил синтезатор и добавил барабаны. В случае с песней «Я и Ты», меня попросил сделать ремикс товарищ.

- С течением времени ваша музыка как-то трансформировалась?

А.П.: Музыка всегда меняется со временем. Есть и своя мода. Например, первый альбом у нас был в духе «Scooter», сейчас это, скорее, транс.

С.П.: Нужно понимать, что музыка меняется вслед за людьми. Они - основной показатель. Например, в первом альбоме было много русскоязычного вокала, а когда мы приехали в Англию, поняли, что это не нужно и стали делать инструментальные вещи. Сейчас я понимаю, что эти старые русскоязычные вещи могут неплохо зайти.
Путь к славе
- Выходит, что получить популярность в Ростове ППК было достаточно просто. А как вы вышли за пределы городского эфира?

С.П.: Это всё удачное стечение обстоятельств и много работы. Когда мы создали группу, интернет уже был, и мы решили, что его обязательно нужно использовать. Мы понимали, что наши песни выбиваются из формата классического российского шоу-бизнеса, поэтому их нужно продвигать как-то иначе. Сначала у нас был домен ppk.rostov.ru и нам казалось, что этого достаточно, потом мы оттуда ушли и сделали ppk.ru
Когда появился сайт, нам дали 20 Мб на сервере, больше просто не было. А нам же нужно было выкладывать треки в mp3-формате. Поэтому мы начали думать, как решить эту проблему и наткнулись в сети на сайт mp3.com. Это был американский ресурс, там музыканты могли выкладывать свои вещи, а пользователи их скачивали. И как-то так вышло, что американцы начали слушать наши треки, мы занимали места в хит-парадах скачиваний на сайте. Все это длилось несколько лет, мы даже получали деньги за то, что наши треки часто качали.

- Когда и как вы перебрались в Москву?

А.П.: Мы переехали в нулевых. Я чуть раньше, Сергей - позже. Я перетянул его за собой.

С.П.: Скорее, это была вынужденная мера. Я страшно не хотел никуда переезжать из Ростова. Меня тут все знали, мне было комфортно. Но в какой-то момент я понял, что не переезжать просто нельзя. Тем более, деньги, которые мы получали с mp3.com, были неплохим подспорьем.

- Когда вы попали в Москву, был какой-то момент разочарования?

С.П.: В Москве было непросто. Например, был один случай с бывшим концертным директором «Руки вверх» Андреем Маликовым. Он тогда был необычайной величиной в российском шоу-бизнесе, а мы хотели быть популярными как «Руки вверх», писали музыку с русскими текстами и не понимали, что можно как-то иначе.
Каким-то чудом мне удалось встретиться с Маликовым, я ему дрожащими руками передал диск и он сказал, чтобы я вечером позвонил. А когда я позвонил, он сильно раскритиковал то, что мы дали ему послушать и посоветовал мне возвращаться обратно в Ростов. Но, наверное, нельзя сказать, что после этого было какое-то разочарование. Мы просто поняли, что надо работать дальше.

А.П.: После того, как Маликов нас отшил, мы на какое-то время отложили работу в ППК и решили сделать поп-артиста, который станет звездой, чтобы потом уже к нему паровозом прицепить свой проект. Так появилась Света.

За месяц мы записали ей первый альбом. Там были все основные её хиты: «Дорога в аэропорт», «Твои глаза».

- То есть, какого-то упадка не было?

С.П.: Наверное, лучше сказать, что все шло периодами. В нулевых мы познакомились с командой русского MTV. Принесли на проходную свой диск, его, видимо, передали кому-то, а потом нам позвонили и пригласили на программу «12 злобных зрителей».
В это же время мы записали с Василием Стрельниковым и Наташей Капустной песню "Лох - это судьба". Клип на неё долго крутили по MTV. Наверное, можно сказать, что эта песня стала гимном поколения.
- А звездная болезнь накрывала?

С.П.: Звездная болезнь - это наше любимое дело. Тому, кто никогда этим не страдал, сложно объяснить, как всё проходит. Звездной болезнью можно болеть много раз в жизни. Например, кто-то в школе написал стихотворение, прочёл, ему похлопали и он уже считает себя поэтом-третьеклассником. Звездная болезнь наступает волнами, нас она догоняла всю жизнь. В такие моменты мы ругались, мирились, сходились, расходились. Хорошо, что у нас в группе мало человек, так проще справляться со сложностями. Даже не представляю, как вести себя в коллективе, где вас, например, семеро.

А.П.: Вообще в Москве отвлекаться на звездную болезнь или депрессовать нельзя. Там нужно постоянно работать. Нужно за все платить, крутиться и если ты не работаешь, ты просто едешь обратно домой в Ростов.

- В какой-то момент была усталость от популярности?

С.П.: Конечно. Я очень радуюсь, что тогда цифровая техника была не настолько распространена, как сейчас. Одно дело, когда с тобой просто хотят сфотографироваться, но совсем другое, когда снимают тебя тогда, когда тебе не очень бы хотелось. Сейчас известным людям нужно постоянно себя контролировать, на любом концерте все стоят и снимают тебя на телефон. Это очень напрягает.
Слава в Англии
- Как на вас вышел ваш зарубежный продюсер Пол Окенфолд?

С.П.: Это случилось именно благодаря истории с сайтом mp3.com. Америка была вообще не особо электронной страной, а Окенфолд поехал туда с гастролями и кто-то дал ему послушать наши треки. Ему понравилось и он нам позвонил, предложил обсудить контракт.

А.П.: Здесь еще интересно, что трек «Воскрешение» появился в 1999 году, а в Англию он попал через два года. Для современного шоубизнеса это очень странный временной отрезок. Сейчас если песня существует два года, то она уже считается устаревшей. К тому моменту, когда «Воскрешение» услышали за границей, мы в России выпустили уже два альбома.

- До Окенфолда у вас был продюсер в России?

С.П.: Нет, мы всем занимались сами. Когда у нас выходил первый альбом, нам пришлось договариваться с пиратским заводом в Москве. Тогда нам напечатали 1100 дисков, мы их привезли в Ростов и передали на обычные точки продаж. Остальные релизы в России тоже выпускали всегда сами.

- Первой зарубежной страной, где вы стали популярны, была именно Англия?

А.П.: Да, в 2001 году Пол Окенфолд нашел нас и показал ППК английской публике.

С.П.: Вообще наш стиль музыки — это Англия. Вообще английские музыканты часто задают тон мировым направлениям музыки, это страна-трендсеттер. Видимо, в какой-то момент Окенфолд, как талантливый продюсер, понял, что у него на родине новая музыка кончается и нужно оглядеться по сторонам. При этом его уровень дохода вполне позволял ему взять неизвестных ребят из Ростова.
- Если уровень популярности в Англии можно чем-то измерить, то чем?

С.П.: В Англии сразу было продано 300 тыс. наших пластинок. Именно там мы попали в хит-парады, потом уже были другие европейские топы. При этом мы не сразу поняли, что вообще произошло. Тут нужно знать, как вообще выстроена музыкальная система в Англии. Там основа шоубизнеса - это хит-парад физических носителей музыки.

А.П.: Популярным артистом становится тот, у кого продаются диски с музыкой. Нас в России часто спрашивали, сколько мы заплатили, чтобы попасть в английский хит-парад, но, на самом деле, заплатили нам. Попасть в английский хит-парад круто для любого артиста, но для нас это было важно еще и потому, что до нас там вообще никогда не было групп из России. После нас были «Тату».

- Это какой-то особенный хит-парад?

С.П.: Это национальный британский чат, главный хит-парад в Англии. После него мы выступали в телепрограмме Top Of The Pops, выходила на ВВС вечером в пятницу и её смотрела вся страна. Каждую неделю там выступал тот, чьих дисков было продано больше всего. Мы попали в него вместе с Джерри Холивел и Шер.

- Как вас восприняла английская публика?

С.П.: Им было очень сложно понять, кто мы и откуда. Какие-то странные ребята, да еще из Ростова-на-Дону. И мы стали косить под типичных парней из 90-х, интуитивно мы поняли, что они этого ждут. Приходили журналисты, у нас было по 10 интервью в день. И как-то нам надоело отвечать одно и то же и мы стали заливать по-полной.
Как-то к нам приехал какой-то музыкальный журналист и спросил, правда ли в России по улицам ходят медведи. Что тут ответишь? Мы рассказали, что, конечно, ходят. А потом добавили, что Ростов - это ворота Кавказа, Кавказский хребет стоит за городом и поэтому у нас основная проблема не медведи, а горные бараны, которые спускаются с гор и бродят по городу. Всё так и напечатали.

- Вы понимали, что вообще происходит?

А.П.: Нет, да и не могли, наверное. Понимание пришло потом. При этом, когда нас атаковали иностранные журналисты, наши не понимали, почему это так важно.

С.П.: Мы пробыли в Англии почти два месяца, а когда вернулись, позвонил какой-то человек с «Европы Плюс», потому что ему до этого звонило руководство. Но он тоже был не в теме. Только после того, как в этом же шоу ВВС выступили «Тату», кто-то вспомнил, что до этого там были мы.
О гастролях и клубах
- В то время, когда вы стали популярны в Англии, у вас, наверняка, были гастроли. Как они проходили?

С.П.: Мне кажется, что я проехал все колхозы Голландии в свое время. Представь, ты едешь в тур, с понедельника по четверг живешь где-то в лесу и в основном спишь, а с пятницы все выходные выступаешь. За ночь могло быть несколько концертов в клубах с разницей в 100 км.

- Было что-то особенное во время гастролей?

С.П.: Для меня тот год вообще превратился в один бесконечный трип. Весело было практически везде. Мне нравилось выступать в Ливерпуле, потому что он очень похож по энергетике на Ростов. Интересно было в Финляндии.
Был еще один случай. Я летел в Москву после огромного количества выступлений, позвонила мой агент и предложила выступить на каком-то концерте в Арабских Эмиратах. Но поскольку она была родом из Англии, она даже не подумала, что мне как гражданину России нужна виза. Визы у меня не было и ко мне приставили сопровождающего, который должен был решать все вопросы.
Мы с ним сели в самолет, прилетели в Эмираты. В аэропорту к нам выходит местный полковник, берет у меня паспорт и меня без паспорта ведут дальше. Только когда я уже ехал на место выступления, я понял, что мои документы остались у полковника в аэропорту. Я успел поставить 1 пластинку после этого местная полиция прекратила мероприятие. Самое интересное было уже на следующий день, когда мне нужно было улетать. Мы приехали в аэропорт и оказалось, что у полковника сегодня выходной и позвонить ему нельзя. Пришлось поднимать всех, будить местного шейха, чтоб мне вернули паспорт.

- Где проходил ваш первый концерт?

А.П.: Первый концерт был спустя три месяца после основания группы. Он проходил в Новочеркасске на НЭВЗе. Нас пригласили и мы согласились выступить. На тот момент у нас было треков на 40 минут, с ними и поехали. Казалось, что туда собрался весь Новочеркасск, людей было очень много.

С.П.: Вообще выступали много, где. В клубах, на концертах, на одном из первых Казантипов.

- Можно ли сравнивать клубы в Англии и в России?

А.П.: В России вообще нет клубов, у нас есть рестораны с музыкой. В Англии в клубах не продают еду. Там есть напитки и танцпол, люди приходят танцевать. Правда, вход в клуб стоит 40 фунтов.

- Можно ли сказать, что в Англии вы были популярнее, чем в России?

А.П.: В момент появления в Англии мы были звездами. Нас узнавали на улицах. Здесь такого не было.

- Почему вы так и не доехали до Америки?

А.П.: Нас не пустили. Пришел вызов, нам сделали рабочую визу, но в посольстве отказали без объяснения причин.
Реалити-шоу с саундтреком ППК
- Вы решили возродить проект ППК. Почему вам кажется, что это будет интересно?

С.П.: Мы не знаем. Узнаем только тогда, когда начнем делать концерты. На меня повлияла история с возрождением «Не Спать!». Я увидел, что есть люди, которым нужна вся эта 20-летняя история. Они не фанаты стандартной дискотеки 90-х, но при этом они воспринимают ППК. За эти годы где бы мы ни играли, есть одно правило: в любой непонятной ситуации ставь "Воскрешение". Оно заходит всегда.
Кроме того, мы долго жили в разных местах и физически не могли объединить усилия, а теперь можем это сделать.

- В каком формате вы планируете делать концерты?

С.П.: Это не будет стандартное ретро-шоу. У Саши есть музыка, которая не издавалась. Люди ее ещё не слышали. И мы придумали новый формат: что-то вроде блога путешественников.
Мы будем снимать фильм о том, как мы едем на концерт. С нами будет ехать оператор, который будет вести прямой эфир. В райдере мы указали, что в каждом городе, где мы будем выступать, нам нужен местный краевед. То есть, нам не интересно просто приехать, посидеть в гостинице, выступить и уехать. Мы хотим сделать из этого реалити с саундтреком ППК.

- Получается, музыка здесь не главное?

С.П.: Здесь всё главное. Просто форматы меняются. Раньше люди слушали музыку на виниле, сейчас нужен другой формат и мы его предлагаем.
Мы хотим замешать 20-летнюю историю, музыкальный бэкграунд и у нас есть чёткое понимание того, как это можно прорекламировать.

- Есть ли заявки от конкретных городов?

С.П.: Да, уже поступили заявки из Барнаула, Владивостока и Краснодара. Был звонок из Ростова, человек зашел на наш сайт, увидел, что мы анонсируем концерт, но не указываем дату и заинтересовался.

- Кто может организовывать такое выступление в городах?

С.П.: Чаще это профессиональные ивент-агентства. Мы будем рады сотрудничать и с администрациями городов, которые понимают, что таким образом можно не только привезти артистов, но и современно показать город остальной стране.

- После путешествия по городу вы планируете провести концерт?

С.П.: Да. И при этом мы не понимаем, сколько человек туда придет. Это зависит от множества факторов. Их может быть и 300, и 3 000. Но, по сути, это не имеет значения. Лет 10-20 назад я бы, наверное, волновался, что что-то может не получиться, сейчас я просто хочу сделать все в кайф. Мы готовы выступить перед любой аудиторией, главное, чтобы всем понравилось.
Made on
Tilda